Ре (Термини — Треви)

Боромини — архитектор моей души. Его плавные изгибы, выемки, купола, мрамор, парящий в невесомости в ажурных формах — так точно отражают тесненный рельеф на трех тяжелых столпах моих душевных терзаний при общей невыносимости легкости бытия: незавершенность, криволиненость, прочность скалы.

Маньеристы брали всё лучшее у современных авторов. Я безусловно маньерист в своих попытках в лучших сочетаниях букв кириллицы запечатлеть кусочек реальности и показать его вам.

В одной из прошлых жизней я точно была итальянкой, учитывая их любовь к метафоричному изображению действительности.

Колизей в сравнении с космосом не такой уж и большой, кстати. Внутри он ощутимо меньше, чем снаружи. Но даже там я осознала свою крошечность. Поэтому, пока я не сравняю хоть немного разницу между мной и Колизеем (во времени, размере и масштабности) хотя бы количеством точных слов и фотографий: фото «я и Колизей» — не будет.

 

Veni vedi vici — что тут добавить.

Захотелось стать русскоязычным гидом маленького европейского городка.

Следующим моим проектом будет ifeelfree.ru

Рим — город «слишком много всего». Античность, средние века, балкончики Волконской, Наполеона и Муссолини. Гоголь, питьевые фонтанчики, смарты и мотороллеры. Раскопки и бутики Гуччи и Пуччи. Сувениры, вермишель и карнавальные маски. Немцы, руссо туристо, Коллизей.

Макароны, правда, недоваривают.

Хотела бы знать, каково это — быть позитивной итальянской старушкой в апельсиновом пальто.

Римлянин — как-то без всяких усилий уже звучит гордо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *