Соль и сразу верхнее ля

Плести венецианское кружево из длинных слов вокруг архитектурных рюшечек было бы непростительной тавтологией — о Венеции или Бродский, или ничего.

Он пишет прекрасное, кстати, про глаза. О том, как ты становишься транспортом для глаз, и город водит тебя за руку причудливыми маршрутами — и ты весь есть зрение.

Сегодня было много воды — снизу, сверху, сбоку, под ногами, в рукавах, ботинках, в глазах — мы так ей напитались, что стали мягкими, как губки, и любое давление мысли заставляет меня сочиться красотой.

Но. Жить бы здесь я не осталась. Венеция суть нарядные декорации — да, это кино про меня, но я не есть только это кино, я еще и комиксы, и книги, и немножко театр.

Найденный дом из паззла, гранд канал, Риальто, и флориан особенного — навсегда останутся внутри. Они отпечатались в raw. И по запросу я могла бы вывести любой баланс волшебства и сказочности, но хочется сохранить, сберечь этот город для себя.

Всю эту родную, симметричную балтийскую зелень и серость и сырость, запах водорослей, изгибы мостиков, узкость улочек, дальность островов, тесность речных трамвайчиков, прямоугольность Сан Марко, карнавальные маски…

God, I’m full of Venice. Изгнание из рая не было плохой идеей, раз ты придумал после Ее. Ты молодец.

Grazie.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *