Все поезда

(я просто оставлю это здесь)

#поездследует бессловесно;
по утрам между снами и явью тесно,
вся надежда на день, но напрасно:
день закончится ночью, и ясно,
вместе с ней снег смешает все мысли;
утром завтрак начнётся с мюсли
из несбыточных и красивых снов,
мечт и планов длиннее жизни,
и дорог, окончания которым нет,
может, все они образуют круг?
и вагон с акварелью, мой верный друг,
каждый день по утрам меня поджидает,
и я, представляя себя джедаем,
тороплюсь снова к свету из темной подземки,
чтоб сразиться и выиграть день
у зимы, у тревоги, и даже лень
победить, что, конечно, невероятно,
и довольной вернуться обратно
домой, где лирический, и сильно уставший герой,
рифмы ищет на память ушедшему дню,
в середине нескладной строки засыпая,
не зная,
что диаметр круга вечность,
а стихи не кончаются никогда.
***

#поездследует и меня мама
спрашивает: ты домой?
50 килограммов драмы
не торопятся на покой
около пяти литров нежности,
разведённых один к одному в крови,
отключают возможность трезвости
в выходные и в будние дни,
36 с половиной градусов —
острый угол, ребром вопрос:
если мыслей бесчестное множество,
то их больше ведь, чем волос?
непослушных и выбивающихся
из-под шапки на божий свет:
есть 170 сантиметров,
и чего же в них только нет.
капля глупости, доля мудрости,
доброты и характера пополам —
но все смешано, и как водится,
из-за этого полный бедлам.
***

#поездследует за машинистом,
его обратно вернуть нельзя,
земля вращается очень быстро,
но не быстрее, чем, скажем, я,
увидев чей-то сердитый профиль,
увижу в нем же портрет тебя,
едва заметный, и с пересветом,
и даже сложно назвать портретом
едва мелькнувшую было мысль:
не будь тебя в этом странном лете,
то как сложилась бы моя жизнь?
***

#поездследует из вышесказанного,
как автобус из тёмного вечера,
как трамвай из молчания праздного,
из неловких историй, связанных
запятыми и противоречиями;
замерзают в асфальте лужицы,
листьев ворохи вдоль дорог шуршат,
сверху падают новые, кружатся,
вторя им опадают и рушатся
связи с прошлым, вчерашним тобою.

кто забыл про past simple — тот рад,
мне ж с моим perfect past — ад.
***

#поездследует в недоступные для сети дали,
он звонил, он так ждал, но ему никто не ответил,
только сбои сети, белый шум и неясная глубина печали
на другой стороне не открытой никем планеты
***

#поездследует и по кольцу продолжает движение
без остановок, без отдыха, без любви,
не то что вольные пиратские корабли,
закон и маршрут для которых не писан,
и порта приписки —
как не было, так и нет,
но и билет на корабль намного дороже,
да и пожалуй, совсем негоже
с пиратскими песнями бороздить города,
и лишь когда ливнем прольётся вода
под ногами, то продвигаешься, словно фрегат,
и каждому тротуару рад,
который похож на далекий берег,
где кто-то любит тебя и ждёт,
а ливень идёт,
идёт
и идёт,
и пешеход за стеною дождя —
так и я, плыву наугад,
внезапно ныряя в бездонные лужи,
спасет от которых пиратский лишь ром,
и буйство стихии стихает в метро,
когда направляюсь привычно домой,
и главное, что проездной
пополнен на много подобных историй,
а море дождя и стихов, словно бонус,
идут к проездному на месяц вперёд.
***

я так устала от поездов до молодежной..
они такие важные, надменные и бросают тебя в пути,
обнадеживая,
что следующий поезд, вот он уж точно будет до Митино:
и с музыкой, и с танцами, и радиолюбители
настроят его на все правильные частоты —
такие, с которыми у тебя резонанс,
и будет он своевременный, как аванс,
и увезет тебя хочешь в Питер, а хочешь в Перу..
ну почему бы не помечтать обо всем наяву,
пока ты лениво бредёшь по перрону,
легко отпустив непутевый поезд
со сложной логистикой не к тебе;
да и вообще! с самолетами как-то проще:
уж эти всегда прилетают к земле
***

#поездследует до станции все равно,
черно белое неудачливое кино —
я счастливо ставлю его на паузу
и иду гулять через мост над Яузой;
месяц мне подмигивает и улыбается,
и суббота священная начинается
с настроения более чем прекрасного
и надежд на нескончаемую весну;
только я приду домой и усну,
а весна мне споет колыбельную,
и приснится мне чудный сон,
где я счастлив, сыт и влюблен,
и мне около двадцати,
и все главное впереди,
и все самое интересное начинается.

***

каждый день мимо меня пролетают поезда:
один за одним, в метро это не редкость,
они едут от одной конечной до другой конечной
и, не оборачиваясь, возвращаются бесконечно,
и потом снова едут до другой конечной,
да, не поймите меня превратно —
я не вспоминаю их многократно,
хотя и рифмую из них стихи,
но некоторые мысли — как нескончаемые поезда в метро:
туда сюда,
туда сюда,
сюда туда,
и ничего, ничего, ничего не меняется каждый день,
но иногда в выходные внутри кольца закрывают движение,
и для меня это невероятное облегчение,
когда обрываются строки бегущие на середине —
как сеточка трещин на тонущей льдине,
и слепит глаза отражение солнца
от острого края излома во льду,
а ты ложечкой чай мятный размешиваешь,
она по фарфору звенит так невежливо,
в пруду где-то медленно тонет печальная льдина,
а в голове абсолютная пустота

***

Поезд, наполненный чемоданами,
Форму которых имеет земля,
Следует по обещанию данному
«Не останавливаться никогда».
И все знакомые лица с забытыми именами,
На каждой станции сходят с него,
А имена, повторяющиеся временами,
Оказываются лицами из кино,
Еще не снятого, но запланированного,
Кем-то, кто собирал чемодан,
Но нет случайностей, и я уверена,
что совпадения не обман.

***

‪#‎поездследует‬ вне расписания
по ему одному обозначенному маршруту,
а я словно зритель случайный слежу с замиранием
сердца, и часами долгими представляются мне минуты,
те, в которые я не думаю о тебе,
или те, в которые чем-то занят,
или те, в которые ты не рядом,
а я помню тебя и люблю,
но минуты пролетают как миллисекунды,
если поезд привозит меня к тебе;
и морзянка колёс по стыковочным рельсам
повторяет, рифмуясь, сердечный стук
и в замедленной съемке проходят люди
мимо,
и вальсирует город
вокруг,
тишину внутри нарушая одним лишь сомненьем,
что все виденное мной только сон:
долгий, сладкий и безмятежный,
тонкий словно у новой близости нежность,
и едва различимый, как свет луны;
поезд едет, и едешь ты,
повинуясь уверенности машиниста,
как отчаянный фаталист судьбе.
(и далее вырезано:
и куда бы ни ехал тот чертов поезд,
все дороги обычно приводят меня к тебе.)

***

Поезд следует до станции Строгино;
Хеппиэнд непригоден для авторского кино,
Но любимые мною дорожные муви
Хороши без конца, как закаты в июне,
В полосе, где темнеет едва на час,
По ночам спать совсем не хочется,
От того до утра не уснёшь, ворочаешься,
А планета по кругу несёт тебя, как трамвай,
Только был апрель — тут же май,
А потом просыпаешься — и сентябрь
Дни последние провожает дождем,
В паре с ветром который играя, берётся
Очищать горизонт от листвы,
И туман застывает.. и ты,
пар в него выдыхая, гадаешь,
Что там ждёт тебя в октябре,
За спиной у которого мнётся ноябрь,
Пряча в тёплых карманах начало зимы,
Уходящего года открытый финал:
В титрах вверх имена, кто играл,
Ну, а кто проиграл — тот весны
Ждет, как нового телесезона,
И разыгрывает межсезонье,
Подключая удачу и блеф, козыряя накопленным летом теплом,
Обходя тротуары, покрытые льдом,
Лбом стекла осторожно касаясь,
Прислоняться к которому запрещено,
Но когда очень хочется — можно,
И какие-то люди возможно
Тебя манят в другое кино..
Но как помните в Строгино
Окончание сегодняшней пьесы,
И прямые блестящие рельсы
Параллельно друг другу бегут
и скрываются за горизонтом, а ты
Из метро, не боясь темноты,
В свежесть ночи ныряешь отважно,
И неважным становится то,
Чем закончится это кино,
Потому что ты вышел из зала.

***

поезд снова следует, но сегодня мимо,
а ты ждёшь на перроне и играешь в мима —
вот ты вспомнил её, улыбаешься и прищуриваешь глаза,
а вот вспомнил себя и скупая мифическая слеза
прокатилась как будто бы по щетине,
театрально дорожку оставив в гриме,
за которым ты прячешься каждый день,
улыбаясь и радуясь, только тень
её показывается вдали,
и иллюзии, словно выписанные самим Дали,
как зажёванная кинолента нарушают картину мира,
вечера без неё как протертые дыры
в ткани космоса, поглощающие свет,
вроде счастлив ты, вроде нет
хорошо, что опять приезжает поезд,
ты садишься в него, и повесть,
обрывается незаконченною главой,
где ты главный, но выдуманный герой,
засыпая,
согреваешься в теплом вагоне,
забыв
все, что вспомнил мгновенье назад,
сон твой лёгок, и ты снова рад
снам, себе самому, поездам и дороге,
в окончаньи которой тебя кто-то ждёт.

***

поезд следует до станции октябрьское поле
и продлить его путь до своей я не волен,
я смиренно другой ожидаю на станции,
опустевший перрон заполняя собой и танцами,
а случайная музыка правильным делает день,
и нетронутой остается тень
мысли той, что должно быть
как-то иначе
по-другому
не здесь
и не с теми,
потому что всегда хорошо, где нас нет;
но и там, где мы есть — так неплохо.

***

Поезд следует до станции без названия,
Потому что не помнит своего призвания.

***

поезд следует до станции Митино,
неоправданные ожидания удивительно
превращаются в тень крыльев бабочки
и скрываются в темноте:
да, все здорово, но не те

***

Поезд следует до станции Молодежная,
Расстояние — штука вполне надежная
Для латания старых ран и горестей,
Написания эпиграмм и повестей,
Хорошо, что ты сейчас в другом поезде,
И он едет в другую сторону,
И билета обратного нет.
Сколько зим, милый друг, сколько лет.
Все могло быть иначе, но нет —
Мой тариф: невозвратный билет.

***