Серия про Саванну. Номер 3

В Саванне темнело теперь всегда около шести, и по вечерам начинал дуть сухой ветер с севера, принося с собой песочную пыль пустыни и запахи странствий. Перелетные птицы собирались у остывающих к ночи оазисов и делились сезонными новостями, готовились к зимовке, галдели, потом перешептывались, потом становилось тихо, и в недовызженной после лета траве, бесцеремонно нарушая тишину, стрекотали цикады.

Зебра достала полосатый плед и, постелив его на землю, уселась в позу, казавшуюся ей позой лотоса. Большая и желтая луна светила ярким фонарем и, Зебра, слыша, как бродящие вдали гиены подвывают на луну, начинала напевать про себя, вторя им, индийскую мантру Ом-Мани-Падмехум, ища спокойствия в медитации и прогоняя тревогу.

Интересно, увижу ли я его снова, весной, Ом-Мани-Падмехум? — думала она вместо мантры о диком Коте, который уже две недели как отправился на поиски приключений в Южные Земли. — Как далеко он сейчас и удивлен ли он тому, какая огромная луна сегодня? Оооом. Трава на поле за болотистым озером была слаще, чем колючки, и надо было бы почистить шкурку к зиме, а газель, говорят, тоже покидает Саванну скоро, Ом-Мани-Падмехум, а я вчера три часа бродила вдоль русла Когда-то-Бурной-Реки, когда отстала от стада, и как хорошо, что они меня нашли потом, а то ведь могла потеряться, Ооом, и встретить голодного льва, и Ом-Мани-Падмехум, а Кот, конечно, мог бы и попрощаться, хотя газель отчаянная, ведь никто еще, ускакав в степные просторы, обратно в Саванну не возвращался, Падмехум, а пожалуй, сладкая трава неважно скажется на фигуре, и надо научиться дольше её жевать, чтобы меньше скушать, ужасно Кота не хватает, и чего ему не сиделось в Саванне, Ом-Мани-Падмехум…

Засыпая от собственного бормотания, Зебра видела себя гордой и величавой полосатой тигрицей, которая мурлыча сворачивалась в клубок так, как только кошачьи это умеют… и представляла во сне, какая она сильная, быстрая и смелая, чтоб если что с Котом случилось бы в пути, она б его спасла и от охотников, и от голодных львов, и от любых других праздно шатающихся диких кошечек.

Но Кот, как говорится, Зебре не товарищ, и столько дел, столько дел, что и ни на сон, ни на мечты, времени совсем не остается. Еще пара часов и начнет светать. — Омм, промычала во сне одухотворенная Зебра, и завернулась в свой полосатый плед, слившись в ночи с полосатыми тенями невысоких деревьев, нарисованных большой луной.

Где-то далеко за горизонтом в это время, на таком же дереве отдыхал дикий Кот, свесив пушистый полосатый хвост и болтая им из стороны в сторону. Прямо перед ним совсем у земли повис огромный желтый шар, который, отражаясь в его кошачьих глазах, превращал их в теплые светящиеся угольки. Ему было хорошо и спокойно, а завтра его ждал новый день, полный приключений. Говорят, к западу от каньона видели степных кошечек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *